«Назад

Роспотребнадзор считает оптимизм коллекторов преждевременным

         В связи с появлением на информационном портале КОЛЛЕКТОРЫ.РУ материала под провокационным заголовком Высший Арбитражный Суд встал на сторону коллекторских агентств, в котором «специалисты по сбору долгов» пытаются преподнести общественному мнению в качестве якобы окончательной правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) соответствующую часть ПРОЕКТА «Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров»  (далее  - проект Обзора), Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека считает необходимым отметить нижеследующее.


         Прежде всего, обращает на себя внимание та легкость, с которой коллекторское сообщество, выдавая желаемое за действительное, безапелляционно утверждает, что «Обзор включает себя важный для коллекторских агентств прецедент: признание ВАС правомерной передачу кредитной организацией требований (в частности требования возврата кредита, выданного физическому лицу по кредитному договору) иному лицу, не являющемуся кредитной организацией без согласия должника на это. Говоря простым языком, банки могут передавать свои "плохие" долги для взыскания коллекторским агентствам».



         Таким образом, увидев в проекте Обзора ВАС РФ лишь то, что им очень хотелось увидеть, коллекторы в очередной раз продемонстрировали свою юридическую близорукость, а демагогические заявления о том, что тем самым «ВАС снял последние сомнения и поставил окончательную точку относительно законности переуступки банками долгов своих заемщиков по кредитным договорам, в т.ч. коллекторским агентствам» - не более, чем выражение «навязчивого оптимизма» его радикальных представителей.



         Между тем, для того, чтобы связывать содержание пункта 13 проекта Обзора ВАС РФ с прозвучавшими коллекторскими победными реляциями  объективных оснований явно не достаточно.



         Во-первых, подготовленный Управлением частного права ВАС РФ проект Обзора – далеко не окончательная редакционная версия этого документа, по существу которой в целом Роспотребнадзором в настоящее время готовится соответствующее отношение.



         Во-вторых – буквальное содержание пункта 13 проекта Обзора очевидно указывает на то, что сформулированные в нем выводы так или иначе находятся в причинно-следственной связи исключительно с объективной стороной административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ, рассматривающей в качестве виновного действия «нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы».



         Однако реализуемое в рамках взаимосвязанных императивных положений статей 8-10 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» право потребителей на информацию о товарах (работах, услугах) предполагает его практическое обеспечение в первую очередь на преддоговорной стадии соответствующих правоотношений. Установление же того, насколько объем доводимой информации из числа обязательной является необходимым и достоверным, собственно и определяет административные функции по контролю (надзору)  Роспотребнадзора (его территориальных органов) в сфере защиты прав потребителей в отношении права, призванного обеспечить потребителю правильный выбор товаров (работ, услуг) до заключения соответствующего договора.



         При таких обстоятельствах допущенное коллекторами расширительное толкование предварительного мнения разработчиков проекта Обзора по поводу применения/неприменения договора цессии к кредитным договорам между банками и заемщиками-потребителями, изначально «привязанного» лишь к вопросу соблюдения права потребителей на информацию, до уровня всеобъемлющей системной позиции ВАС РФ относительно всех составляющих институциональных основ рассматриваемых обязательственных гражданских правоотношений выглядит не более, чем намеренная профанация.



         Вполне очевидно, что оценка всех правовых аспектов возможности либо невозможности уступки банком права требования другому лицу по уже заключенному кредитному договору с заемщиком-гражданином предметом пункта 13 проекта Обзора вообще не являлась.



         В противном случае в содержании проекта Обзора должны были бы быть отражены те вопросы, на которые неоднократно указывал Роспотребнадзор в обоснование своей правовой позиции по поводу так называемой коллекторской деятельности. 



          В частности, если по общему правилу, регламентированному положениями пункта 2 статьи 385 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) «кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования», то как банк при уступке коллекторскому агентству права требования по обязательствам, возникшим между кредитной организацией и гражданином-потребителем, гарантирует заемщику закрепленную в статье 26 «Банковская тайна» Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» «тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов»?



        Кроме того, каким образом при состоявшейся перемене лица в обязательстве и получении в качестве нового кредитора некоего субъекта, изначально не являющегося исполнителем банковских услуг в принципе, потребитель-заемщик может в качестве должника (причем на практике – не всегда очевидного) на основании положений статьи 386 ГК РФ реализовать свое законное право на выдвижение против требования нового кредитора  возражений, которые он имел против первоначального кредитора – банка?



          На эти и другие вопросы ответы в проекте Обзора отсутствуют.



         Таким образом, Роспотребнадзор не считает, что выраженная в проекте Обзора ВАС РФ и сама по себе не бесспорная аргументация того, что «уступка банком требования по кредитному договору, заемщиком по которому является гражданин, не противоречит закону и не требует согласия заемщика» в контексте того, что в связанных с этим «действиях кредитной организации отсутствуют признаки объективной стороны административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 1 статьи 14.8 КоАП РФ», является состоявшимся свидетельством признания со стороны ВАС РФ спорной практики уступки права требования по обязательствам в рассматриваемой области потребительских правоотношений.